Такелажные работы

В промышленные альпинисты идут не только экстремалы, но и романтики. Можете спросить у Юрия Жаркова, он наверняка подтвердит

Верхолаз Юрий Жарков говорит, что сверху видно все, особенно если окна чистые. Ему ли, представителю гвардии промышленных альпинистов, этого не знать!
Наш супергерой хотя и не спасает мир от зла, но все равно делает его чище и светлее: он моет окна. В небоскребах. На 100-метровой высоте.

Для верхолаза это обычная работа, для обычных людей — занятие, на которое мало кто отважится. Лично для меня все промышленные альпинисты — именно так называется профессия Юрия Жаркова — герои. Реальные.

Стройный, поджарый, с широкой улыбкой и дружелюбным взглядом, основатель компании промышленного альпинизма Юрий Алексеевич сразу располагает к себе.

— Юрий Алексеевич, вы тезка первого космонавта планеты. Наверное, поэтому вас потянуло вверх, поближе к небу?

— Ну, если честно, в юности я не планировал карьеру промышленного альпиниста. Жизнь сама за меня решила. В студенческие годы я с друзьями увлекся спелеологией и альпинизмом, мы ходили в экспедиции, в походы по России, покоряли Кавказ.

Однако вскоре увлечение стало одной из статей заработка молодых людей. Кризисный 1999 год свидетели тех лет сегодня вспоминают с ужасом — повальные увольнения, сокращения, безработица и безденежье... Каждый выживал, как мог.

— В феврале 1999 года нам предложили работу — очистить крышу сталинского дома напротив американского посольства от снега, — вспоминает Юрий Алексеевич. — Молодые и наглые, мы согласились на работу, которую раньше никогда не делали, — мой собеседник улыбается воспоминаниям юности. — Горы горами, но там же совершенно другая страховка. Обратились к старшим товарищам, они помогли, подсказали, и мы как-то на удивление легко справились с задачей.

Чтобы конкурировать с опытными верхолазами, начинающие альпинисты брали за свою работу не 50–60 долларов, а всего 20. В то время все предпочитали верить в иностранную валюту, ведь рубль мог обвалиться в любой момент. Новоиспеченные специалисты брались за любое предложение — монтаж и демонтаж конструкций, мойку окон в небоскребах, строительные работы...

— Сложнее всего нам давалась штукатурка стен: на высоте у специалиста нет опоры, мало того что на ветру тебя самого качает, так еще и тяжелое ведро с раствором раскачивается, как маятник. И хотя толком мы ничего не умели, старались выполнять работу на совесть. У нас были навыки работы с веревкой, снаряжение и сплоченная команда, а еще молодецкий задор и бесстрашие, — смеется Юрий Алексеевич. — Правда, как к профессии мы к этой работе тогда не относились, для нас это занятие было скорее хорошей подработкой: можно было месяц повкалывать на высоте и ехать в горы.

Правда , кое кто из наиболее предприимчивых ребят, оценив, насколько востребованы их услуги, вскоре открыли компанию по герметизации швов, создали свой сайт (хотя интернет еще не набрал популярность) и стали лидерами на рынке. По незнанию верхолазы нарушали все нормы охраны труда, каждый день рисковали жизнями.

— За 20 лет все изменилось, требования к снаряжению ужесточились. Я, создав свою компанию, предпочитаю покупать самые прогрессивные модели. Профессиональное снаряжение дорогое, но надежное. Я в ответе за каждого своего работника. Мне важно, чтобы ему было комфортно работать. А уж безопасность альпиниста вообще на первом месте.

Юрий Жарков объясняет, что входит в снаряжение промышленного альпиниста. Это страховочная привязь, или по-простому обвязка, набор подъемных и спусковых устройств, сидушка, комплект карабинов, петли для страховки снаряжения и веревка (10–12 миллиметровый полиамидный шнур, выдерживающий вес 2,5 тонны). Если высота здания 100–120 метров, необходимо порядка 300 метров веревки. Поднять все снаряжение на крышу непросто, поэтому верхолазы должны быть физически крепкими людьми.

А еще промышленные альпинисты, занимающиеся мойкой окон, прекрасно разбираются в огромном ассортименте современных моющих средств.

— Недавно нам очень помогла жидкость, изготовленная в Ижевске. Мы долго бились над пятном на фасаде одного из высотных зданий — ничто его не брало! А вот средство для удаления граффити справилось с загрязнением за минуту, — рассказывает Жарков.

А еще все верхолазы внимательно следят за капризами природы. Ведь их главный враг — плохие метеоусловия. Любые работы необходимо прекратить, если ветер превысил отметку 10 метров в секунду. Впрочем, не менее опасными, чем сильный ветер, могут стать для Жаркова и его коллег насекомые.

Однажды на Юрия напали осы, когда напарник растревожил их гнездо: пришлось прервать и немедленно ретироваться. На теле каждого потом насчитали более 30 укусов. Опасная, в общем, работа.

— Зато, наверное, хорошо оплачиваемая? — поинтересовалась я. — Особенно если работать на самых верхних этажах...

— Стоимость мойки окон не зависит от этажности. Стандартная цена мойки одного квадратного метра — 40 рублей, но есть нюансы. Одно дело — помыть все окна, спускаясь по вертикали, другое — двигаться по горизонтали, чтобы вымыть окна на этаже в центре здания. Смена альпиниста стоит 10 тысяч рублей, так что даже помывка одного окна может обойтись в эту сумму.

Юрий Алексеевич в профессии более 20 лет, успешно руководит компанией, но и сегодня не прочь поработать на высоте. Правда, гораздо больше его привлекают совсем другие вершины. Сейчас он готовится к командировке в Арктику, где посреди океана на шельфе стоит нефтяная платформа «Приразломная».

— Это не первая моя поездка в Арктику, — говорит Жарков. — С высоты можно наблюдать невероятные восходы, закаты, Северный Ледовитый океан, где двигаются и сталкиваются льдины, а вода постоянно меняет цвет. И нет в человеческом языке слов, чтобы передать эту игру красок. Такую картину на берегу не увидишь. Правда, времени на такие прогулки практически не остается, необходимо в срок провести осмотр и техническое обслуживание оборудования, подготовить комплекс к бурению следующей скважины. Но мне это интересно, я люблю свою работу, она удивительная. 

Автор: Альфия Камилова
Фото: Александр Кожохин, «Вечерняя Москва», 5 августа 2019 г.


Новости

Все новости